Личность и киберсоциум: становление киберсоциальности и классификация людей по степени интегрированности в киберсоциум

Воинова О.И.Плешаков В.А.

Аннотация. В статье описывается новая актуальная онтологическая характеристика жизнедеятельности человека – киберсоциальность. Даётся характеристика киберсоциума и приводится описание лассификации людей, основанной на степени принадлежности человека к киберсоциуму – интегрированности личности в киберсоциум.

Ключевые слова: киберсоциум, киберсоциальность, киберсоциализация, киберпространство, личность, интеграция, классификация.


Personality and cybersocium: formation of cybersafty and classification of people according to the extent of the integration into the cybersocium

Abstract. The article deals with a new actual ontological characteristic of human life activity – cybersocial. The characeristic of cybersocium is presented and there is described the classification of people based on the extent of human cyberintegration, the integration of a personality into the cybersocium.

Key words: cybersocium, cybersociology, cybersocialization, cyberspace, identity, integration, classification.


Каждый человек, кем бы он ни был, старается напустить на себя такой вид и надеть такую личину, чтобы его приняли за того, кем он хочет казаться; поэтому можно сказать, что общество состоит из одних только личин.

Ф. де Ларошфуко

Свойство социальности обеспечивает способность человека организовывать и реализовывать свою жизнедеятельность в обществе. Процесс киберсоциализации личности дополняет это свойство взаимодействием и коммуникацией человека с другими людьми посредством современных информационно-коммуникационных, компьютерных, электронных, цифровых и интернет-технологий, что существенно расширяет область социальных отношений и способов совместной деятельности, способствует непосредственному мобильному сотрудничеству, существенно увеличивая количество трансакций во времени, позволяет удовлетворять потребность в общении, обеспечивая при этом относительную психофизическую безопасность и комфорт. Кроме того, важной особенностью этого аспекта социальности является прямой перенос многих сфер деятельности и взаимоотношений людей в символьно-знаковую реальность киберпространства, что в предметном пространстве жизнедеятельности способствует постепенному отмиранию их традиционных аналогов ввиду снижающейся их востребованности. Масштабы этого переноса позволяют расценивать данный аспект социальности как отдельную онтологическую характеристику жизнедеятельности человека – киберсоциальность.

Киберсоциальность понимается нами как «совокупность приобретённых человеком качеств, обеспечивающих его способность организовывать жизнедеятельность в киберпространстве в контексте выполнения различных социальных функций как субъекта сетевых сообществ, а не в роли суверенной личности» [1, С. 120].

Киберсоциальность характеризует человека не просто как члена определённых сетевых сообществ, сознательно выполняющего конкретные функции (например, администратора, модератора, активного участника и т.п.) в них, рефлексируя и анализируя, принимая решения и переводя их посредством оценки и волевых усилий в действия и поступки, но и как гражданина специфического социума, созданного киберпространством – киберсоциума!

Следует оговориться, что понятие «киберсоциум» ни в коей мере не является дублирующим к понятиям «техносоциум» или «информационное общество».

В информационном обществе бытие человека определяется информацией.

«Техносоциум – общество, в котором существование любого индивида и любой социальной группы прямо или косвенно зависит от функционирования различных технических объектов и технологических процессов» (Н.М. Твердынин) [2, С. 312.]. Очевидно, что техносоциум интегрирует в себе субъектов, имеющих какое-либо отношение к технике и технологиям. Существование киберсоциума, в свою очередь, обусловлено всей совокупностью как автономных, так и взаимодействующих между собой и киберпространством субъектов посредством только компьютерной, цифровой и электронной техники.

Отнесение индивида к техносоциуму, информационному обществу или киберсоциуму происходит при исследовании разных плоскостей его бытия. Исследователи техносоциума рассматривают взаимоотношения «общество – техника», информационное общество предполагает взаимодействие «общество – информация». Структурные единицы киберсоциума, по нашему определению, в первую очередь – общество и киберпространство.

«Киберсоциум – общество людей, интегрировавших и организующих совместную коллективную деятельность в реальном и виртуальном пространствах как актуальных реальностях производственной и социальной жизнедеятельности, посредством современных информационно-коммуникационных, компьютерных, электронных, цифровых и интернет-технологий» [1, С. 121].

Мерой связи в киберсоциуме выступает диалог (в разнообразных его проявлениях) индивидов посредством киберпространства или непосредственно с киберпространством. Информация же становится средством и результатом этого диалога.

Киберсоциум может рассматриваться как эволюционирующая система, уже обладающая рядом признаков традиционного общества, таких как самоорганизация, информационность и др., однако не образующая определенного структурного образования и не имеющая общей (вертикальной или горизонтальной) иерархии. С некоторой долей определенности можно говорить о формирующихся культурных и ментальных традициях. В настоящее время в российском киберсоциуме сформировалось множество разнообразных традиций. Примерами тому могут служить своеобразный язык общения в сервисах быстрого обмена сообщениями (так называемый, «олбанский» язык) или обозначение пользователей по уровню владения компьютерными технологиями («ламер», «юзер», «хакер» и т.п.).

Структурными образованиями киберсоциума можно считать киберсообщества, локальные сети, национальные доменные зоны и др. Принадлежность к киберсоциуму позволяет человеку выполнять множество социальных функций: играть определенные общественные роли, искусно менять типовые социальные маски, подчиняться (или не подчиняться) требованиям общественного мнения, нормам морали и принципам законности, разрешать возникающие противоречия в пользу не отдельного индивида, а всего социума – киберсоциума и т.п.

Рассматривая киберсоциум как совокупность индивидов в киберпространстве, естественно говорить и о степени принадлежности современного человека – «Homo Cyberus»’a [5] или Интермена [6] – к киберсоциуму – интегрированности личности в киберсоциум. По нашему мнению, по этому признаку можно провести следующую классификацию, впервые описанную нами в 2012 году в монографии «Киберонтологический подход в образовании» [1, С. 122-124.]:

  1. «Маугли» или киберстерильные индивиды – в настоящий момент времени не принадлежат к киберсоциуму. Они не работают ни с одним из ныне существующих видов компьютерной, цифровой или электронной техники. Для киберстерильности существуют различные причины: возрастные (младенчество или глубокая старость), психофизиологические (медицинские противопоказания, серьезные физические или умственные недостатки, психиатрические диагнозы), мировоззренческие – национальные, этнические, конфессиональные, политические, профессиональные (убеждения, заблуждения, гражданская позиция, религиозные догматы и др.), экономические (финансовые трудности, отсутствие материальных возможностей, нищета и т.п.), географические и пр. Многие из перечисленных причин преодолимы, поэтому статус киберстерильности во многих случаях не является стабильной характеристикой личности и может измениться в любой момент, следовательно «маугли» могут рассматриваться как потенциальные члены киберсоциума.
  2. «Автономы» или автономные пользователи киберпространства – имеют дело с компьютерной, цифровой и электронной техникой, но не принадлежат ни одному из сетевых сообществ (киберсообществ), не подключены ни к одной из мировых, региональных или локальных сетей. Киберсоциализация «автономов» осуществляется только посредством набора микрофакторов в персональной зоне киберпространства. Тем не менее «автономы» являются членами киберсоциума, поскольку пользуются продуктами деятельности других членов киберсоциума (техникой, программами, услугами и др.). Данный статус также нестабилен.
  3. «Гости» – потребители киберпространства – являются членами киберсоциума посредством принадлежности к сетевым сообществам (киберсообществам), занимают зачастую пассивную позицию в отношении преобразования киберпространства, не участвуют как в создании и строительстве, так и в разрушении и ликвидации его объектов. Однако активно пользуются его продукцией, услугами, предложениями и др. «Гости» представляют основную массу членов киберсоциума. Данный статус также нестабилен.
  4. «Хозяева» – преобразователи киберпространства – IT-специалисты, программисты, веб-дизайнеры, блогеры, хакеры и т.п. – занимают активную позицию в отношении строительства, преобразования и разрушения киберпространства. В результате своей активной деятельности в киберпространстве могут стать «жителями» или «резидентами» киберсоциума.
  5. «Жители» киберпространства – большую часть времени своей жизнедеятельности проводят в киберпространстве. Кибераддикты и те, для кого «жизнь» в киберсоциуме определяется жизненной необходимостью (например, работой или юридическим статусом инвалида). Освоившись в роли «жителя» киберпространства, нередко хотят перейти в разряд «резидента».
  6. «Резиденты» киберпространства – временно или постоянно погружающие сознание в киберпространство при сохранении физической оболочки (собственного тела). Варианты подобной интеграции описаны в фантастических произведениях и воссозданы в кинематографе, например:
  • временное погружение сознания в «глубину» (С.В. Лукьяненко «Лабиринт отражений», 1997);
  • использование искусственного тела в реальном мире путем подключения сознания к виртуальной реальности (к/ф «Суррогаты», США, 2009, реж. Дж. Мостоу; к/ф «Аватар», США, 2009, реж. Дж. Кэмерон);
  • симуляция реальности для большинства людей, порожденная искусственным интеллектом, использующая человеческие тела в качестве источника энергии (к/ф «Матрица», США, 1999-2003, реж. Э. Вачовски);
  • создание людей со встроенными киберустройствами (к/ф «Терминатор», США, 1984, реж. Дж. Кэмерон) или, наоборот, встраивание человеческого тела или его части в киберустройство (А.Р. Беляев «Голова профессора Доуэля», 1937).
  1.  «Эмигранты» – полностью интегрированные в киберпространство – гипотетические индивиды, сознание которых загружено в киберпространство при уничтожении (или отмирании) физического тела. Такая перспектива рассматривается как одна из футурологических траекторий развития общества или возможных форм эволюции человека. Пример можно найти у братьев Стругацких в произведении «Свечи перед пультом» (из цикла рассказов «Полдень XXII век», 1964), в котором описано «Великое кодирование» сознания академика Окада на «кристаллическую биомассу» или «квазибиомассу».

Данная классификация степени принадлежности человека к киберсоциуму – интегрированности личности в киберсоциум – не обладает свойством иерархичности, для попадания в какую-либо категорию человеку не обязательно прохождение всех предыдущих. Кроме того, отдельный индивид может выступать в разных ролях и ипостасях в зависимости от ситуации в каждый конкретный момент времени.

Современный киберсоциум, находясь в состоянии интенсивного развития, непрерывно совершенствуясь, становится предпосылкой для формирования общества нового типа, примером чего может служить, так называемый, грид-социум «гипотетическая форма организации человеческого общества, в которой все индивиды имеют неограниченный доступ к информационным и вычислительным ресурсам при помощи мобильных технологий» [3].

С.А. Дацюк, раскрывая концепцию политической конструктивной футурологии, строит «теорию онтологического уровня о политике будущего». В рамках этой концепции автор различает государства будущего: архаичные, сетевые, функциональные. Сетевое государство, по С.А. Дацюк, – это «политическая организация некоторого общества, объединенного сетевым образом по одному или нескольким признакам, члены которого проживают на разных географических территориях и оплачивают только оговоренные инфраструктурные услуги такого государства, при этом остальные услуги они получают путем аутсорсинга» [4].

Массу примеров находим в произведениях литературы, кино, анимации фантастического жанра. В этой связи в качестве альтернативных направлений развития киберсоциума рассматриваются:

  • общества, управляемые искусственным интеллектом (общество «Матрица» (К/ф «Матрица», США, 1999-2003, реж. Э. Вачовски), общество, управляемое VIKI (Виртуальный Интерактивный Кинетический Интеллект) (К/ф «Я, робот», США, 2004, реж. А. Пройас));
  • общества суррогатов (К/ф «Суррогаты», США, 2009, реж. Дж. Мостоу; к/ф «Аватар», США, 2009, реж. Дж. Кэмерон);
  • общества киборгов, биомеханизмов, симбиотов человека и киберустройств.

Таким образом, киберсоциальность становится основой социальной жизнедеятельности человека в киберпространстве, представляющей собой цепь взаимосвязанных, внешне наблюдаемых социальных поступков, например, в интернет-среде. Социальная жизнедеятельность человека в киберпространстве сопровождается соблюдением или нарушением соответствующих принятых социальных норм.

Список литературы:

  1. Воинова О.И., Плешаков В.А. Киберонтологический подход в образовании. Монография. / Под ред. В.А. Плешакова. – Норильск: Норильский индустриальный институт, 2012. – 244 с.
  2. Твердынин Н.М. Технознание и техносоциум: взаимодействие в образовательном пространстве: монография. – М.: Агентство «Социальный проект», 2008. – 320 с.
  3. Грид-социум [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/ Грид-социум
  4. Дацюк С.А. Горизонты конструктивизма. Интернет-книга [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.uis.kiev.ua/xyz/hc.htm
  5. Плешаков В.А. Теория киберсоциализации человека Под общ. ред. чл.-корр. РАО, д.п.н., проф. А.В. Мудрика. – М.: МПГУ; «Homo Cyberus», 2011. – 400 с.
  6. Девтеров И.В. Интермен – квалификация или новая личность? Социально-антропологический дискурс // Гуманитарные науки в XXI веке. – 2015. – № XXIX. – С. 56-60.

© Воинова Ольга Игоревна

© Плешаков Владимир Андреевич

Воинова О.И., Плешаков В.А. Личность и киберсоциум: становление киберсоциальности и классификация людей по степени интегрированности в киберсоциум / О.И. Воинова, В.А. Плешаков  // Электронный научно-публицистический журнал "Homo Cyberus". - 2018. - №1(4). [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://journal.homocyberus.ru/personality_and_cybersocium_formation_of_c..., свободный. - Загл. с экрана.