Анатолий Викторович Мудрик

Мудрик Анатолий Викторович – член-корреспондент Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор кафедры социальной педагогики и социальной психологии Московского педагогического государственного университета. Автор 39 книг и учебных пособий и более 500 научных публикаций. Лауреат премии Правительства РФ в области образования. Специалист в сфере социальной педагогики, теории и методики воспитания.

Родился А.В. Мудрик осенью 1941 года. В то тревожное, голодное, опасное время семья находилась в эвакуации, поэтому раннее детство Анатолия Викторовича не было безоблачным, комфортным и счастливым. Более радостная жизнь началась по возвращении семьи в Москву, где ребенок стал настоящим московским мальчишкой, приобрел типичный для детей тех лет опыт жизни во дворе, пионерском лагере, московских улицах и – друзей на всю жизнь. В это же время он много читал, так как в родительском доме была богатая библиотека, и часто присутствовал при встречах с интереснейшими людьми – гостями родителей: писателями, историками, общественными деятелями.

Все это, вместе взятое, предопределило поступление А.В. Мудрика по окончании школы на историко-филологический факультет педагогического института. С самого начала обучения в вузе Анатолия Викторовича интересовали не только способы эффективной передачи знаний, не только история, но и проблемы воспитания детей. Вот почему, узнав, что в одном из подмосковных детских домов работают воспитанники А.С. Макаренко – Калабалины, первокурсник МГПИ им. Ленина отправился на целое лето туда. С тех пор жизнь А.В. Мудрика оказалась на долгие годы тесно связанной с Клеменовским детским домом, с судьбами его воспитанников. Бесценный опыт общения с замечательными педагогами, удивительными людьми Галиной Константиновной и Семеном Афанасьевичем Калабалиными, реальное погружение в макаренковскую педагогическую систему легли в фундамент профессионального становления А.В. Мудрика.

Позже была работа во Всероссийском лагере «Орленок» (вожатым, заведующим методическим кабинетом), в экспериментальной школе продленного дня в микрорайоне в Москве (учитель истории и организатор внеклассной работы), служба в рядах советской армии, где А.В. Мудрик оказался организатором интереснейшей воспитательной работы с офицерскими детьми. Всякий раз Анатолий Викторович не только творчески общался с детьми, но и анализировал свою деятельность, процессы развития детей, читал научную литературу. Вот почему его поступление в аспирантуру было закономерным и естественным шагом. Весь разнообразный педагогический опыт А.В. Мудрика стал базой его научно-исследовательской деятельности.

Дальнейшие научные исследования А.В. Мудрика всегда осуществлял, опираясь на хорошее знание массовой практики и тесное сотрудничество с передовой педагогической практикой. Он вел работу в творческих коллективах различных школ: №73 и 825 г. Москвы, №708 г. Ленинграда, Костромского лагеря старшеклассников, преподавал в педагогических классах московских школ, регулярно читал лекции учителям, родителям, старшеклассникам.

На основе многолетних теоретических, эмпирических и опытно-экспериментальных исследований А.В. Мудриком созданы оригинальные и чрезвычайно продуктивные педагогические концепции личности и общения, социализации и социального воспитания. Он дал оригинальные характеристики воспитательных функций и специфики общения школьников с первого по одиннадцатый класс; особенностей ранней юности и коллективов старшеклассников; социальной педагогики как отрасли педагогики, факторов социализации, институтов и принципов социального воспитания. Разработал и внедрил методические рекомендации педагогам по обогащению содержания общения школьников; по оказанию детям помощи в поисках благоприятной для их личностного развития позиции в общении с окружающими; по организации жизнедеятельности коллективов и воспитанию личности старшеклассников. Таким образом, его научно-исследовательская деятельность реально помогает педагогам-практикам совершенствовать свою работу.

А.В. Мудрик внес весомый вклад в процесс организации непрерывного образования не только учителей, но и преподавателей высшей и средней школы. С 1972 года он вел занятия в Институте повышения квалификации преподавателей педагогики и психологии университетов и институтов страны. Им разработаны и апробированы оригинальные программы по целому ряду курсов и спецкурсов: «Социальная педагогика», «Общая методика воспитания», «Методика воспитательной работы в средней школе», «Педагогика и психология развития личности», «Общение как фактор воспитания», «Социальное формирование и воспитание личности». Все они рекомендованы для педагогических институтов.

Источник

ИНТЕРВЬЮ Анатолия Викторовича Мудрика для портала "Homo Cyberus"

1

- Анатолий Викторович, помните ли Вы свои первые впечатления от знакомства с Интернетом, мобильным (сотовым) телефоном, планшетом?

- Помню, в конце 80-х годов я попал в Министерство (Министерство образования – прим. Homo Cyberus). В каждом кабинете на всех столах стояли громоздкие компьютеры, которые не работали, а просто присутствовали. Видимо, это был первый этап компьютеризации Министерства. Что касается мобильного телефона, я про него слышал и, наверное, видел где-то... Вспомнил! В 1999 году мы с женой поехали отдыхать на Кипр. Поразительная картина мне там открылась. Каждый, даже самый бедный, одетый Бог знает во что киприот разговаривает по мобильному телефону. Для меня это было очень необычно и забавно, так как в Москве мобильник был признаком довольно высокого материального статуса. Рассмотреть мобильный телефон вблизи мне удалось, когда ко мне приехал один из моих аспирантов (который одновременно занимал пост чиновника). Он выложил на стол три мобильника и объяснил мне, почему все они деловому человеку просто необходимы.

2

- В чем, по Вашему мнению, заключается основная суть феномена киберсоциализации человека?

- Я считаю, что в процессе киберсоциализации человек осваивает совершенно иные пласты окружающей действительности и реализует себя в тех формах и средах, которые вне киберпространства практически невозможны.

3

- Как Вы оцениваете свою роль в становлении и разработке теории киберсоциализации человека?

- Владимир Андреевич, полагаю, от меня узнал о проблеме социализации, и она его заинтересовала. Поскольку он увлекался компьютерами и Интернетом, то, очевидно, на перекрестке этих двух интересов и возникла его концепция киберсоциализации. Если в становлении его теории есть моя роль, то она, на мой взгляд, сугубо опосредована.

4

- Как Вы прогнозируете, теория киберсоциализации человека будет продолжать развиваться в рамках Вашей научной школы или станет самостоятельной научной школой?

- Я сторонник китайской мудрости: «Пусть расцветают сто цветов и соперничают сто школ». Я думаю, что в моей концепции социализации уже никак не обойдешься без киберсоциализации, потому что Интернет – это один из мегафакторов социализации в современном обществе. Киберсоциализацию я рассматриваю как один из механизмов социализации наряду с теми, которые я ранее выделял: традиционные, институциональные, стилизованные. Вполне возможно, что киберсоциализация будет разрабатываться не только в рамках моей научной концепции, но и в качестве самостоятельной концепции Владимира Андреевича (что мы и наблюдаем сегодня). Научных школ в этой области может быть много. Например, в Ростове-на-Дону есть ученый Сергей Васильевич Бондаренко, который также разрабатывает свою концепцию. Мне кажется, несмотря на различия в названиях и содержании концепций, они с Владимиром Андреевичем работают в одной области.

5

- Какое место, по Вашему мнению, занимает сегодня киберсоциализация в иерархии всех видов социализации человека?

- Вряд ли можно дать однозначный ответ на этот вопрос. Повторюсь, киберсоциализация – новый и очень существенный механизм социализации, который, с одной стороны, функционирует наряду с традиционным, стилизованным и институциональным механизмами. С другой стороны, он пронизывает их, включается в их структуру. Мне представляется, что влияние киберсоциализации на все перечисленные механизмы довольно существенная. Киберсоциализация по-разному функционирует в различных социальных группах, поселенческих структурах, возрастных категориях. Этот вопрос нуждается в детальном изучении, чем Владимир Андреевич и занимается.

6

- Как вы оцениваете влияние современных ИКТ на социализацию человека?

- Влияние ИКТ существенно в том случае, если у человека состоялся ранний интернет-дебют. Чем в более позднем возрасте человек приобщился к сетевой жизни, тем меньшую роль ИКТ играют в его социализации. Кроме того, современные технологии оказывают большое влияние на социализацию, если говорить о человеческих общностях. Ведь именно ИКТ стали одним из факторов разделения людей на группы: тех, для кого Интернет – важная часть жизни, и тех, для кого Интернет таковой не является.

7

- Какие последствия воздействия киберпространства и факторов киберсоциализации на социализацию человека Вы считаете наиболее опасными?

- Те исследования, которые мне известны, с одной стороны, достаточно убедительны, с другой стороны – противоречивы. Иногда мы получаем следующие коллизии. Одни исследователи говорят, что компьютерные игры негативно влияют на общение людей. Другие утверждают, что у увлеченных компьютерными играми расширяется круг общения как онлайн, так и оффлайн. Это только один пример. Таких противоречий можно найти много.

Тем не менее, нельзя отрицать существенные негативные потенции компьютера и всей киберсреды, в которой много противоправных групп, тенденций... Есть риск развития различных аддикций. Как говорят, Интернет – это большая помойка. С другой стороны, Интернет – это и огромная библиотека.

Пару лет назад я ради интереса сравнивал количество просветительских и количество порнографических сайтов. Я был приятно удивлен: познавательных сайтов оказалось в разы больше. Другой вопрос: хотелось бы еще знать частоту заходов на те и на другие сайты.

8

- А какие последствия кажутся Вам наиболее благоприятными?

- То, что Интернет открывает человеку мир – очень благоприятная возможность для развития личности. Это открытие настолько многоплановое и, как мне представляется, почти безграничное, что человек при желании оказывается настоящим гражданином мира.

9

- В каком возрасте, с Вашей точки зрения, целесообразно позволять ребенку пользоваться современными технологиями и гаджетами для безопасной, успешной и мобильной социализации и киберсоциализации?

- Я не берусь давать определенный ответ. Может быть, нижней границе должен соответствовать возраст трех лет, который считается возрастом развития самостоятельности. Возможно, более поздний возраст. Очень многое зависит от того, насколько киберпространство безопасно для таких маленьких детей и насколько родители будут способны осуществлять грамотный контроль за использованием малышами современных устройств. Английская баронесса Сьюзан Гринфилд говорит о том, что так же, как и несколько десятилетий назад, родители стремятся увлечь ребенка чем-либо, чтобы он не мешал им заниматься повседневными делами. Если раньше малышей сажали перед телевизором, то теперь им дают планшет или ноутбук. Как мы видим, иногда технологии используются не во благо.

10

- Есть ли необходимость преподавать основы безопасной, успешной и мобильной киберсоциализации в школе, ВУЗе и т.д.?

- Безусловно, да. Я считаю, что есть необходимость и в более широкой постановке вопроса. Например, преподавать основы безопасной, успешной и мобильной киберсоциализации в рамках курса «Киберпространство как среда человеческой жизни». Ведь человека нужно обучать не только использованию современных технологий, но и критическому отношению ко всему тому, что может встретиться ему в киберпространстве.

11

- Спасибо, Анатолий Викторович, за интересную беседу!

- И вам спасибо!

 

Беседовал Армен Ширмазанян

Октябрь, 2015