К проблеме духовно-нравственного воспитания в контексте киберсоциализации общества и человека

Аннотация. В статье поднимаются проблемы духовно-нравственного воспитания в контексте киберсоциализации общества и человека. Представлена авторская классификация высших духовных ценностей человечества по четырем уровням (микро-, мезо-, макро- и мега-), имеющих общечеловеческое (мировое), национальное (народное), семейное (родовое) и индивидуально-личностное (персональное) значение для личности. В эпоху киберсоциализации общества и человека происходит существенное изменение процесса формирования и трансляции ценностных ориентаций, особенно детьми, подростками и юношами, наиболее активно практикующими социализацию в киберпространстве как сетевом информационном воплощении ноосферы.

Ключевые слова: духовно-нравственное воспитание, высшие духовные ценности, киберсоциализация, клиповое сознание, культура.


TO THE PROBLEMS OF SPIRITUAL AND MORAL EDUCATION IN THE CONTEXT OF CYBERSOCIALIZATION OF SOCIETY AND THE PERSON

Summary: In article problems of spiritual and moral education in the context of cybersocialization of society and the person rise. Author's classification of the supreme cultural wealth of mankind by four levels (micro-, meso-, macro- and mega-) having universal, national, family and individual and personal value for the personality is provided. During an era of cybersocialization of society and the person there is an essential change of process of forming and broadcast of valuable orientations, especially the children, teenagers and young men who are the most actively practicing socialization in a cyberspace as the network information embodiment of a noosphere.

Key words: spiritual and moral education, the supreme cultural wealth, cybersocialization, clip consciousness, culture.


Два мира есть у человека:

Один – который нас творил,

Другой – который мы от века

Творим по мере наших сил.

Н. Заболоцкий

В соответствие с Федеральным Законом «Об образовании в Российской Федерации» и новой концепцией воспитания, изложенной в «Стратегии развития воспитания в Российской Федерации на период до 2025 года» перед образовательными учреждениями и педагогическим сообществом ставятся ответственные задачи по духовно-нравственному воспитанию молодого поколения, формированию стабильной системы нравственных и смысловых установок личности, позволяющих противостоять идеологии экстремизма, национализма, ксенофобии, коррупции, дискриминации по социальным, религиозным, расовым, национальным признакам и другим негативным социальным явлениям.

Согласно ст. 2 ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», воспитание – «деятельность, направленная на развитие личности, создание условий для самоопределения и социализации обучающегося на основе социокультурных, духовно-нравственных ценностей и принятых в обществе правил и норм поведения в интересах человека, семьи, общества и государства» [1].

Духовно-нравственное воспитание – воспитание, направленное на развитие ценностно-смысловой сферы личности в процессе усвоения и последующей трансляции человеком культуры и высших духовных ценностей человечества.

Ценности, как идеальный продукт культуры цивилизации, трансцендентны, но интериоризируются и субъективно трансформируются человеком в процессе воспитания, задают смыслы и приоритеты его бытия, обуславливая направления его социальной активности, детерминируя целеполагание и выбор способов жизнедеятельности по достижению поставленных целей.

Высшие духовные ценности автономны по отношению к историческому времени и географическому пространству, они представляют собой сверхидеальную форму отражения общественным сознанием отношений человечества к природе и объективных тенденций развития цивилизации. Высшие духовные ценности человечества, основанные на критериях морали и нравственности, добра и зла, лжи и истины, справедливого и несправедливого, правомерного и противоправного, прекрасного и безобразного, регламентируют универсальные принципы и нормы отношений человека к самому себе, к другим людям, к миру в целом.

Усвоение и последующая трансляция культуры и высших духовных ценностей человечества способствует формированию мировоззрения человека, развитию его внутреннего мира и самосознания личности, актуализации стремления к личностному росту, самовоспитанию и самосовершенствованию.

По мнению Е.И. Артамоновой, «культура не может быть одномерной, должна быть рассмотрена на макро-, мега-, мезо- и микроуровнях. Каждый из этих уровней функционирования культуры характеризует деятельность субъекта – носителя культуры, имеет специфику объективации культурных ценностей, норм» [2, С. 13].

Высшие духовные ценности человечества имеют общечеловеческое (мировое), национальное (народное), семейное (родовое) и индивидуально-личностное (персональное) значение для личности. Ядро духовных ценностей человечества возможно попытаться дифференцировать по уровням:

  • Микро- (жизнь и ее смысл, гуманизм, милосердие, свобода, честь, совесть, достоинство, справедливость, доброта, дружба, любовь, счастье, вера, самоотверженность, рассудительность, долг, терпение, ответственность, права и обязанности и др.);
  • Мезо- (семья, отчий дом, род, образ жизни, поведения и общения и др.);
  • Макро- (Родина, святыни страны, национальная геральдика, единство нации, родной язык, народная культура и традиции, патриотизм и др.);
  • Мега- (мир на Земле, биосфера как среда обитания человека, ноосфера как сфера разума человечества, мировая наука и культура и др.).

С помощью транслирования духовных ценностей всех представленных уровней от поколения к поколению, от человека к человеку, открывается доступ к ноосфере и хранящимся в ней идеям, конкретным знаниям, практическим умениям, навыкам и т.д.

Система ценностных ориентаций является основой развития личности и становления Я-концепции, регулирует эти процессы. Особенно сензитивным и активным периодом для этого является личностное и профессиональное становление индивида подросткового и юношеского возраста.

В эпоху киберсоциализации происходит существенное изменение процесса формирования и трансляции ценностных ориентаций людьми, особенно детьми, подростками и юношами, наиболее активно практикующими социализацию в киберпространстве как сетевом информационном воплощении ноосферы, где они обретают актуальные информационно-медийные компетенции и навыки личностного развития и социального взаимодействия в XXI веке.

Усвоение культуры и аккумулирование системы высших духовных ценностей человечества есть важнейшее условие формирования гармоничной личности, нравственной и моральной. Но духовно-нравственный человек – это не только и не просто «человек, транслирующий культуру и ценности», это Человек с большой буквы, имеющий и проявляющий особые качества личностного развития и самовоспитания в персональной жизнедеятельности, поведении и отношениях с собой, с другими людьми, с миром, являющиеся в итоге показателем его внутренней нравственной зрелости: в первую очередь, стремление к гармоничному самосовершенствованию, осознанность, искренность и добрые намерения, преданность, забота и личная ответственность, самоуважение и требовательность к себе, а не только по отношению к другим людям. Чем выше уровень духовной культуры человека, тем развитие и разнообразнее его жизненные смыслы и ценности.

В системе образования духовно-нравственное воспитание представляет собой педагогически организованный целенаправленный процесс взаимодействия педагогов и воспитанников по формированию гармоничной личности последних в процессе освоения и последующей трансляции ими культуры и системы высших духовных ценностей человечества.

В процессе духовно-нравственного воспитания осуществляемое формирование гармоничной личности детерминирует развитие ценностно-смысловой сферы личности воспитанников, являющейся системообразующей для их внутреннего мира. Это развитие носит интегрированный и комплексный характер относительно мнений, ожиданий, чувств, желаний и потребностей личности, способствует восхождению воспитанников к высшему уровню духовности, проявлению душевности, обусловливает сформированность ценностных ориентаций, духовных идеалов, интересов, потребностей и включенность личности в творческую, насыщенную деятельностью жизнь. Без него не может быть материального, технического, интеллектуального прорыва в будущее, а главное, не может быть полноценной и продуктивной духовной эволюции человеческой цивилизации.

«Духовно-нравственное воспитание учащейся молодежи не может полноценно осуществляться силами отдельных социальных институтов, таких, как семья, государство, образовательные, воспитательные и научные учреждения (наука, школа, учреждения дополнительного образования, вуз, воспитательные организации), религиозные организации, учреждения культуры и спорта (театры, музеи, спортивные клубы), общественные организации и т.д.» [3, с. 69].

Безусловно, планируя деятельность по духовно-нравственному воспитанию, для начала ее необходимо алгоритмизировать и смоделировать. Модель любой деятельности – своего рода идеально представленный и мысленно воплощенный аналог организуемого и реализуемого процесса, позволяющий спрогнозировать и достичь ожидаемые результаты.

Моделирование системы духовно-нравственного воспитания в условиях многоуровневых образовательных комплексов требует ориентации на современные тенденции развития мировой и отечественной социокультурной среды. Одной из таких тенденций является популярность среди молодежи особого вида социализации – киберсоциализации.

Киберсоциализация человека (от англ. Cyber- – общий универсальный префикс, объединяющий в группу префиксы e-, i-, net-, info-, techno-, computer-, media-, internet-, virtual- и т.п., + англ. Socialization – социализация) – социализация личности в киберпространствепроцесс качественных изменений структуры самосознания личности и мотивационно-потребностной сферы индивидуума, происходящий под влиянием и в результате использования человеком современных информационно-коммуникационных, компьютерных, электронных, цифровых, мультимедиа, мобильной сотовой связи и интернет-технологий в контексте усвоения и воспроизводства им культуры в рамках персональной жизнедеятельности.

Жизнь в XXI веке ставит человека в относительно жесткие условия, при которых он практически постоянно вынужден осваивать новые способы деятельности, основанные на современных технологиях. Сегодня киберпространство обретает приоритетные позиции для жизнедеятельности человека, удовлетворения его многочисленных современных потребностей, став средой поиска новых возможностей реализации и трансформации классических видов деятельности: общения в киберкоммуникацию в Сети, игры в досуг в Сети, учения в познание в Сети и труда в работу в Сети.

Еще в прошлом веке известный во всем мире французский ученый в целом ряде областей (философия, культурология, эстетика, социология, социальная психология, лингвистика, теория информации) Абраам Антуан Моль в 1966 г. защитил докторскую диссертацию на тему «Теория информации и эстетическое восприятие», в которой постарался описать и осмыслить культурологические аспекты коммуникационных процессов и обосновал цикличность процесса распространения идей, усиленного средствами массовой коммуникации, что способствует популяризации обсуждаемых идей, в итоге делает их общеизвестными и служит материалом для дальнейшего творчества. Описанная в его работе «Социодинамика культуры» (1967) [4], детально охарактеризованная идея неоднородной, фрагментарной, мозаичной культуры построена на том, что в таковую культура превратилась из-за тесной работы СМК и СМИ, ориентированных, как ни прискорбно, на не самый высокий (прямо скажем, низкий) интеллектуальный уровень рядовых потребителей. Отправной точкой концепции А. Моля стал тот факт, что постоянное увеличение объемов и каналов передачи-получения информации трансформирует восприятие человека (оно становится калейдоскопическим, скользящим, размытым), что детерминирует формирование мозаичной структуры знаний и сознания в целом. Соответственно, человек не только воспринимает, но и осознает мир, запоминает происходящие события и мыслит мозаично (сейчас чаще говорят «клипово»).

Американский философ, социолог и футуролог Элвин Тоффлер в своих основных работах 1970-80-х гг. «Шок будущего» (1970) [5] и «Третья волна» (1980) [6] приводит и обосновывает тезис о том, что общество переходит к новой – сверхиндустриальной – интеллектуальной и технологической революции. И сегодня мы видим, что человечество входит в фазу глобального постиндустриального развития информационного общества, детерминирующую новые – ранее не существовавшие – виды активности и деятельности людей, субкультуры и стили жизни, возможности и трудности развития личности, обучения и воспитания человека. Спустя несколько десятилетий, в написанной вместе с женой книге «Революционное богатство» (2006), Э. Тоффлер и Х. Тоффлер акцентируют внимание читателей на слове «протребление», они пишут: «протребитель – тот, кто создает товары, услуги и опыт для собственного пользования или удовольствия, а не для продажи или обмена. В этом случае индивиды или группы одновременно ПРОизводят и поТРЕБляют продукт – то есть протребляют» [7, с. 223]. «Протребительская экономика … встряхнет рынки, изменит ролевую структуру общества и изменит наши представления о богатстве» [7, с. 234].

С точки зрения А.В. Мудрика, которой мы придерживаемся, человек является объектом, субъектом, жертвой социализации и жертвой неблагоприятных условий социализации [8]. Исходя из этой позиции, на протяжении всего XX века мы наблюдали, скажем так, постепенно набирающий обороты объективный «аксиологический кризис протребляющей человеческой цивилизации», а в первое пятнадцатилетие XXI века стали свидетелями того, что традиционные ценности человечества уже буквально и откровенно высмеиваются, и, в итоге, стираются из субъективного сознания людей, ими до этого обладающими, заменяясь суррогатными ценностями «духовного апокалипсиса», беспардонно врываясь и закладываясь (закрадываясь) в «клиповое сознание» современной молодежи [9], являющейся в большей степени жертвами социализации в XXI веке…

В своей книге «Манипуляция сознанием» (2000) [10] доктор химических наук, авторитетный социолог, политолог и публицист по роду деятельности С.Г. Кара-Мурза отмечает, что мозаичная культура воспринимается человеком почти непроизвольно, в виде кусочков, выхватываемых из омывающего человека потока сообщений, бурного потока информации, который, как мы видим, с каждым годом усиливается, не сбавляя темпа. Собственно под манипуляцией сознанием автор понимает программирование мнений и устремлений человека, настроений масс (в том числе, толпы) и даже психического состояния людей с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно тем, кто владеет средствами манипуляции.

Получается, что клиповое сознание современного человека формируется и развивается в процессе манипуляции его восприятием двух реальностей: реальности предметной действительности и символьно-знаковой реальности киберпространства, и определяет его потребности, мотивы, интересы и векторы жизнедеятельности. Где тотальным и главным «манипулятором» является именно массовая культура, имеющая, как мы выяснили, характер мозаичности.

Сегодня человек фактически стихийно и неконтролируемо воспринимает и транслирует эту мозаичную культуру, главным образом, через «окна киберпространства». Встав на путь социализации, сегодня человек осознает, мыслит и рефлексирует себя в качестве актора той или иной субкультуры, носителя региональных, национальных, конфессиональных и других ценностей и, наконец, субъекта мировой культуры человеческой цивилизации, а, по факту, человек XXI века (особенно, дети, подростки и большинство молодежи) является «протребителем» и адептом социодинамичной мозаичной культуры в эпоху киберсоциализации…

Таким образом, можно сделать вывод, что именно господствующая и популярная мозаичная культура способствует логичному формированию мозаичного, калейдоскопического, клипового сознания (фрагментарного, как пазл) у современного человека.

«Протребители» массовой мозаичной культуры приоритетно ориентированы, в первую очередь, на развлечения, ток-шоу, игры, подглядывания (и откровенный вуайеризм и/или кибервуайеризм) за героями сериалов, фильмов и другими людьми. Одновременно с потреблением они становятся создателями и производителями массовой мозаичной культуры в Сети – выставляют свою жизнь, что называется, «на показ», демонстрируя фото и видеозаписи того, что и где едят, делают (даже занимаются поощряемым эксгибиционизмом в Интернете – киберэксгибиционизмом) и т.д.

Массовая мозаичная культура порождает не только клиповое сознание у человека, но сами многочисленные стереотипы, трудности и опасности его киберсоциализации, а также разнообразные фобии и филии (например, так популярные в последние годы «селфифилию»/«селфифобию») складываются в своеобразный «социальный пазл». В этой ситуации главными духовно-нравственными «пороками массовой культуры» в киберпространстве стали и являются кибербуллинг (травля в Сети) и моббинг (психологическое насилие в Сети), троллинг (провокация в Сети) и харассмент (домогательство в Сети).

Соответственно, желаемыми результатами, исходя из философии, социологии, психологии и педагогики киберсоциализации общества и человека становятся следующие базовые информационно-медийные компетенции человека:

  • открытость к новой информации, исходя из актуальной потребности в ней, умения и навыки работы с информацией: получать, обрабатывать, анализировать, проверять на достоверность, структурировать и систематизировать, обмениваться и транслировать;
  • желание и умение самостоятельно ставить и обосновывать задачи конкретной деятельности, планировать, моделировать и осуществлять деятельность, согласно поставленной цели;
  • принимать осознанные решения на основе критически осмысленной информации и навыков представления и презентации информации;
  • самостоятельно находить, анализировать, производить отбор, преобразовывать, сохранять, интерпретировать и осуществлять перенос и обработку информации, в том числе при помощи современных информационно-коммуникационных, компьютерных, электронных, цифровых, мультимедиа, мобильной сотовой связи и интернет-технологий;
  • использовать информацию для планирования и осуществления своей разнообразной деятельности.

В современном мире, когда ни одна область человеческой деятельности не обходится без применения электронных, компьютерных, цифровых и т.д. средств и технологий, освоение информационно-медийных компетенций является необходимым условием для успешной учебной и профессиональной деятельности и жизнедеятельности.

Поскольку в условиях киберсоциализации общества современному человеку не просто быть и развиваться физически, психически и социально здоровой личностью, целесообразно будет, исходя из этико-философских и психологических аспектов трансформации природы человека в связи с развитием инновационных технологических процессов, учитывая особенности развития социальных инноваций, цели и задачи социального воспитания в постиндустриальную эпоху, исходя из психологических основ воздействия и все возрастающей роли так называемого «виртуального пространства» [11-13], а также воспитания, в XXI веке осуществляемого в смешанных реальностях [14], профессионально моделировать, разрабатывать и реализовывать технологии прогрессивной и социальной педагогики [15-17], а также киберпедагогики в контексте внедрения киберонтологического подхода в образование [18; 19].

В финале статьи приведем слова-установку: «человечество может противостоять любому вызову времени, если постигнет его объективную природу, противоречивость и сущность, если донесет знания об этих вызовах до сознания миллиардов людей через систему образования» [20, с. 21].

 

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Федеральный закон РФ "Об образовании в Российской Федерации", N 273-ФЗ. Ст. 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном Законе. Воспитание. [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://www.zakonrf.info/zakon-ob-obrazovanii-v-rf/2
  2. Артамонова Е.И. Становление культуры педагога в социальном поле культуры // Педагогическое образование и наука. – 2014. – № 6. – С. 10-14.
  3. Плешаков В.А. Киберсоциализация и Православие: к постановке проблемы духовно-нравственного развития и воспитания российских школьников и студенческой молодежи // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия Педагогика. Психология. – 2010. – № 2 (17). – С. 68-76.
  4. Моль А. Социодинамика культуры. 3-е изд. – М.: Изд-во ЛКИ, 2008. – 416 с.
  5. Тоффлер Э. Шок будущего. – М.: АСТ, 2008. – 560 с.
  6. Тоффлер Э. Третья волна. – М.: АСТ, 2010. – 784 с.
  7. Тоффлер Э., Тоффлер Х. Революционное богатство. – М.: АСТ, 2007. – 576 с.
  8. Мудрик А.В. Человек – объект, субъект и жертва социализации // Известия Российской академии образования. – 2008. – № 1. – С. 48-57.
  9. Печерская Э.П., Звоновский В.Б., Меркулова Д.Ю., Плешаков В.А., Мацкевич М.Г., Саблина О.И. Интернет и дети: социальное поведение молодых россиян в Интернете: монография. – Самара: Изд-во Самар. гос. экон. ун-та, 2013. – 140 с.
  10. Кара-Мурза С.Г. Манипуляция сознанием. – М.: Эксмо, 2005. – 832 с.
  11. Веселова Е.К. Личность в виртуальном мире и нравственная регуляция поведения // Психолого-педагогический журнал Гаудеамус. – 2014. – № 1 (23). – С. 9-14.
  12. Звонова Е.В. Культурно-исторический анализ как метод гуманитарного образования в контексте развития виртуального пространства // Дистанционное и виртуальное обучение. – 2012. – № 12. – С. 33-41.
  13. Ромм Т.А. Социальное воспитание в постиндустриальную эпоху // Вестник Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 4: Педагогика. Психология. – 2009. – № 14. – С. 17-26.
  14. Воропаев М.В. Воспитание в виртуальных средах Монография / Научн. ред. А.В. Мудрик. – М., 2010. – 232 с.
  15. Склярова Т.В. Профессиональная подготовка социальных педагогов в конфессионально-ориентированных высших учебных заведениях. Диссертация на соискание ученой степени доктора педагогических наук. – М., 2008. – 432 с.
  16. Леванова Е.А., Тарабакина Л.В., Бабиева Н.С., Обухов А.С., Плешаков В.А., Пушкарева Т.В., Савина Т.А., Сахарова Т.Н., Казенная Е.В. Психолого-педагогическая концепция программы «Профилактика саморазрушающего поведения детей и подростков» // Преподаватель XXI век. – 2012. – Т. 1. – № 3. – С. 175-190.
  17. Дивногорцева С.Ю. Духовно-нравственное воспитание школьников в современной России: опыт взаимодействия семьи, школы и Русской Православной Церкви // Вестник Московского университета МВД России. – 2010. – № 11. – С. 7-11.
  18. Плешаков В.А. Теория киберсоциализации человека. Монография. / Под общ. ред. чл.-корр. РАО, д.п.н., профессора А.В. Мудрика. – М.: МПГУ; «Homo Cyberus», 2011. – 400 с.
  19. Воинова О.И., Плешаков В.А. Киберонтологический подход в образовании / Под ред. В.А. Плешакова. – Норильск: Норильский индустр. ин-т., 2012. – 244 с.
  20. Артамонова Е.И. Забота международного педагогического сообщества о качестве человеческого потенциала: стратегический подход в свете реальностей ХХІ в. // Педагогическое образование и наука. – 2013. – № 2. – С. 20-24.

 

© Плешаков Владимир Андреевич, Плешакова Ксения Анатольевна

Плешаков В.А., Плешакова К.А. К проблеме духовно-нравственного воспитания в контексте киберсоциализации общества и человека / В.А. Плешаков, К.А. Плешакова // Электронный научно-публицистический журнал "Homo Cyberus". – 2017. – № 1 (2). [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://journal.homocyberus.ru/Pleshakov_Pleshakova_K_probleme_duhovno-nravstvennogo_vospitanija_v_kontekste_kibersocializacii_obshhestva_i_cheloveka – Загл. с экрана.