Исследование гендерных различий социализации и киберсоциализации молодежи

Белынцева Е.А.Романова М.В.

Аннотация. В статье рассмотрены различия в киберсоциализации у представителей различных гендерных типов. Проведена диагностика их социально-психологической адаптации. Проведена диагностика доминирующих потребностей, удовлетворяемых в интернет-среде у представителей различных гендерных типов.

Ключевые слова: киберпространство, киберсоциализация, социализированность, гендерные различия, андрогинность, маскулинность, фемининность.


Gender differences in the cybersocialization of young people

Abstract. The article examines the differences in cyber socialization among representatives of different gender types. Diagnostics of their social and psychological adaptation was carried out. Diagnosis of the dominant needs met in the Internet environment among representatives of different gender types was carried out.

Key words: cyberspace, cybersocialization, gender differences, androgyny, masculinity, femininity.


XXI век – век информационных технологий в различных сферах человеческой жизни. С компьютерами связана и познавательная, и трудовая, и коммуникативная жизнь человека. Некоторым людям компьютеры помогают более эффективно выполнять свою работу, другим служат как средство общения, а третьим как развлечение и т.п. Важнейшая роль в этом взаимодействии отводится сети Интернет. Благодаря быстрой адаптации людей к Интернету, он стал не просто системой передачи данных, а стал частью реальности.

«Киберпространство – это некое созданное и постоянно дополняющееся человечеством сетевое информационное воплощение ноосферы» [6, С. 28].

Мы согласны с В.А. Плешаковым, что в современном обществе происходит изменение социализации молодежи под воздействием киберпространства, то есть «киберсоциализация – процесс качественных изменений структуры самосознания личности и потребностно-мотивационной сферы индивидуума, происходящий под влиянием и в результате использования человеком современных информационно-коммуникационных, цифровых и компьютерных технологий в контексте усвоения и воспроизводства им культуры в рамках персональной жизнедеятельности» [7, С. 24], которая, в свою очередь, может иметь гендерные особенности.

Если пол определяется биологически и устанавливается с момента рождения человека, то гендерный тип проявляется в процессе становления личности и социализации её в обществе.

Гендер – социальный пол, во многом обусловливающий особенности собственно личностного и группового поведения и задающий правовую и статусно-социальную позицию индивида в обществе [3].

Выделяют следующие гендерные характеристики личности: гендерная идентичность, гендерная роль, гендерный стереотип.

Гендерная идентификация – процесс, результатом которого является гендерная идентичность – единство поведения и самосознания индивида, причисляющего себя к определенному полу и ориентирующегося на требования соответствующей гендерной роли [4].

Гендерная роль – совокупность прав, обязанностей, норм поведения мужчины и женщины в определённом обществе в определенное историческое время. На формирование гендерной роли существенное влияние оказывают гендерные стереотипы – стандартизированные, упрощенные представления относительно типичных для мужчин и женщин моделей поведения и черт характера, свойственные определенной культуре [4].

На сегодняшний день выделяют 3 типа психологического пола личности или 3 гендерных типа – маскулинный, феминный, андрогинный. Маскулинность и фемининность (от лат. masculinus – мужской и femininus – женский) – нормативные представления о соматических, психических и поведенческих свойствах, характерных для мужчин и женщин. Но нельзя дать четкую дифференциацию на мужское и женское, т.к. некоторые половые признаки женщины можно обнаружить у мужчин, и наоборот. Так же существуют андрогины – люди, которые сочетают в себе черты маскулинного и фемининного типов.

Цель нашей работы – определить существование гендерных различий в уровне киберсоциализированности молодежи в современных условиях.

В проведенном в 2017-2018 гг. исследовании мы предположили, что существуют гендерные различия в уровнях киберсоциализированности молодежи. Альтернативной гипотезой выступило предположение о том, что уровень киберсоциализированности не зависит от гендерной принадлежности.

Исследование проводилось на базе кафедры «Общая психология» федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Пензенский государственный университет» (г. Пенза). В качестве испытуемых выступили студенты факультета педагогики, психологии и социальных наук в количестве 30 человек, обучающиеся по направлению подготовки «Психология»: 15 девушек и 15 юношей в возрасте 20-23 лет.

На первом этапе исследования (декабрь 2017 г. – январь 2018 г.) был проведен анализ литературы по данной проблеме.

На втором этапе исследования (январь – февраль 2018 г.) были определены методы и психодиагностические методики, определена эмпирическая выборка и осуществлена психодиагностика.

На третьем этапе исследования (февраль – март 2018 г.) была проверена сформулированная гипотеза с помощью методов математической статистики.

В работе использовались следующие методики: «Маскулинность и фемининность» (С. Бем) [8], «Методика диагностики социально-психологической адаптации» (К. Роджерса и Р. Даймонда) [9], тест-опросник «Диагностика потребностей, удовлетворяемых в интернет-среде» (В.А. Плешакова и Т.В. Обидиной) [7]. Статистический анализ проводился с помощью однофакторного дисперсионного анализа.

На втором этапе исследования использована методика «Маскулинность и фемининность» (С. Бем) [8]. Из числа всех испытуемых 50% андрогинны, 37% имеют маскулинный тип личности, а 13% – фемининный. На основании полученных данных, группа респондентов была поделена на группы по их гендерному типу для того, чтобы в дальнейшем сравнить их результаты по уровню социализированности и киберсоциализированности.

Для изучения особенностей социально-психологической адаптации и связанных с этим черт личности была использована «Методика диагностики социально-психологической адаптации» К. Роджерса и Р. Даймонда [9]. Результаты представлены в таблице 1.

Таблица 1. Результаты исследования по методике

«Диагностика социально-психологической адаптации» К. Роджерса и Р. Даймонда

Гендерный тип

Уровень

Показатели (в %)

A[1]

S

L

E

I

D

Андрогинный

Высокий

0

100

87

87

87

67

Средний

80

0

13

13

13

20

Низкий

20

0

0

0

0

13

Маскулинный

Высокий

0

100

91

91

100

82

Средний

82

0

9

9

0

9

Низкий

18

0

0

0

0

9

Фемининный

Высокий

0

100

75

75

75

50

Средний

75

0

25

25

25

25

Низкий

25

0

0

0

0

25

 

В результате установления зависимости гендерной принадлежности и уровнем социализированности личности с использованием однофакторного дисперсионного анализа получены результаты, которые представлены в таблице 2.

Таблица 2. Связь между гендерной принадлежностью и уровнем социализированности личности

Показатели

Среднее значение показателя

Эмпирическое значение критерия Фишера f при уровне значимости p=0,05

Существование значимых различий

Андрогинность

Маскулинность

Фемининность

Адаптация

74,533

75,727

71

0,35

нет

Принятие других

73,2

80,364

72

0,95

нет

Интернальность

76,2

76,182

72,75

0,15

нет

Самопринятие

83,4

88,273

76,75

4,06

есть

Эмоциональная комфортность

66

66,182

65,75

0,003

нет

Стремление к доминированию

64,867

68,909

53,75

0,88

нет

 

Как видно из таблицы 2, значимых различий в уровне адаптации у людей андрогинного, маскулинного и фемининного типа выявлено не было.

Социальная адаптация у людей различной гендерной принадлежности происходит одинаково. Возможно, такие результаты получены из-за того, что испытуемые находятся в возрасте ранней зрелости, когда гендерные роли сглаживаются, не происходит социального неодобрения при изменении поведения.

Значимых различий в уровне принятия других у людей различной гендерной принадлежности нет, но среднее значение показателя по данной шкале выше у людей маскулинного типа, что может демонстрировать большую открытость людей данного типа к окружающим людям. Они чаще других видят в людях положительные качества и могут поддерживать общение с любыми людьми.

Люди фемининного типа по своей натуре достаточно самокритичны и критичны к окружающим, они замечают недостатки и впоследствии не хотят с ними мириться.

Показатель интернальности одинаков у всех гендеров, значимых различий у них нет. Вне зависимости от гендерной принадлежности испытуемые склонны к обвинению себя во всех неудачах.

Самопринятие выше у людей маскулинного типа (f=4,06 при p=0,05), они в меньшей мере не замечают собственных недостатков. Это связано с тем, что представителями фемининного типа в большинстве случаев являются женщины, а они более самокритичны, чем мужчины. Они видят собственные недостатки и борются с ними, у мужчин (представителей маскулинного типа) все обстоит иначе. Они концентрируются на саморазвитии, а не на внешности, поэтому часто не замечают внешних недостатков, потому что сами склонны проявлять себя через поступки, поэтому ищут в окружающих подобного.

Значимых различий в уровне эмоционального комфорта у разных гендеров выявлено не было. Люди по-разному ощущают степень эмоционального комфорта в обществе, гендерная принадлежность на это не влияет.

Полученные результаты демонстрируют отсутствие значимых различий в стремлении к доминированию, однако, исходя из средних показателей, можно предположить, что стремление к доминированию всё же выше у людей маскулинного типа, а ниже у людей фемининного типа. Это можно объяснить тем, что люди маскулинного типа чаще имеют жесткий характер, чаще занимают руководящие должности, чем люди фемининного типа. В данном случае опять же на поведение испытуемых накладывается отпечаток гендерных ролей. В обществе принято положение, что женщины (представительницы фемининного типа) должны быть более мягкими, покладистыми и должны быть хранительницами очага, поэтому они не могут доминировать над людьми.

Для того чтобы понять какие потребности удовлетворяются в интернет-среде использовался тест-опросник «Диагностика потребностей, удовлетворяемых в интернет-среде» [7].

Большинство испытуемых, а именно 60% андрогинов, 55% маскулинного типа и 75% фемининного типа, с помощью интернет-среды удовлетворяют социальные потребности.

Физиологические потребности в Интернете удовлетворяются у 13% андрогинов, 9% маскулинного типа и 25% фемининного типа.

Экзистенциальные потребности удовлетворяют 13% андрогинов, 27% маскулинного типа и 27% фемининного типа.

Потребности в престиже удовлетворяют 7% андрогинов и 9% маскулинного типа.

Лишь 7% андрогинов имеют потребность в удовлетворении духовных потребностей.

В результате установления зависимости гендерной принадлежности и уровнем киберсоциализированности личности с использованием однофакторного дисперсионного анализа получены следующие результаты (таблица 3).

Таблица 3. Связь между гендерными различиями и потребностями, удовлетворяемыми в интернет-среде

Потребности

Средние значения

Эмпирическое значение критерия Фишера f при уровне значимости p=0,05

Существование значимых различий

Андрогинность

Маскулинность

Фемининность

Физиологические

2,786

1,545

2,75

2,11

нет

Экзистенциальные

2,733

3,182

2,75

0,31

нет

Социальные

4,4

4

4,5

0,4

нет

Престижные

2,6

2,727

2,25

0,28

нет

Духовные

1

1,45

1,5

0,56

нет

Как видно из таблицы 3, различий между людьми разного гендера и теми потребностями, которые они удовлетворяют в интернет-среде, выявлено не было. Средние значения по всем потребностям у испытуемых разной гендерной принадлежности близки. При этом наблюдаются различия между структурами потребностей у испытуемых разной гендерной принадлежности.

Однако виден приоритет удовлетворения социальных потребностей над всеми остальными потребностями, удовлетворяемыми в интернет-среде, причем у всех гендеров приблизительно в равной степени. Это можно объяснить тем, что человек – существо социальное и социальные потребности удовлетворяются им постоянно, поэтому если нет возможности удовлетворить эти потребности в реальной жизни, человек прибегает к помощи Интернета и его социальных сетей для общения со знакомыми или незнакомыми людьми.

Следует отметить, что во всех трех группах доля экзистенциальных потребностей чуть выше остальных, особенно у людей маскулинного типа. Это связано с тем, что люди не стали бы находиться и удовлетворять остальные потребности в том пространстве, которое считают небезопасным. В случае ощущения дискомфорта происходит активизация защитных процессов и происходит снижение желания в удовлетворении каких-либо потребностей.

В наименьшей степени происходит удовлетворение духовных потребностей у всех гендеров. Это связано с тем, что в реальной жизни испытуемые также не имеют данной потребности или она не велика.

Физиологические потребности одинаково удовлетворяются у андрогинов и людей фемининного типа, люди маскулинного типа реже удовлетворяют физиологические потребности с помощью Интернета.

Таким образом, в ходе проведенного эмпирического исследования была опровергнута гипотеза о том, гендерные различия обуславливают разную степень киберсоциализированности молодежи и доказана альтернативная гипотеза о том, что уровень киберсоциализированности не зависит от гендерной принадлежности. В дальнейшем мы продолжим исследование киберсоциализации человека как процесса качественных изменений структуры самосознания личности и его потребностно-мотивационной сферы.

Список литературы:

  1. Берн Ш. Гендерная психология. – М.: Прайм-Еврознак, 2004. – 320 с.
  2. Ильин Е.П. Пол и гендер. – СПб.: Питер, 2010. — 688 с.
  3. Кондратьев М.Ю., Ильин В.А. Азбука социального психолога-практика: справочно-энциклопедическое издание. – М.: Пер Сэ, 2007. – 464 с.
  4. Кондрашихина О.А. Дифференциальная психология. – К.: Центр учебной литературы, 2009. — 232 с.
  5. Петрова Р.Г. Гендерология и феминология: учебное пособие. – 5-е изд., перераб и доп. – М.: Издательско-торговая корпорация "Дашков и К", 2012. – 272 с.
  6. Плешаков В.А. Интеграция, киберсоциализация и социальное воспитание: студент и преподаватель в информационном пространстве // Педагогическое образование и наука. – 2010. – № 1. – С. 27-31.
  7. Плешаков В.А. Теория киберсоциализации человека. Монография / Под общ. ред. чл.-корр. РАО, д.п.н., профессора А.В. Мудрика. – М.: МПГУ; «Homo Cyberus», 2011. – 400 с.
  8. Реан А.А. Психология изучения личности: учебное пособие. – СПб.: Изд-во Михайлова В.А., 1999. – 288 с.
  9. Фетискин Н.П., Козлов В.В., Мануйлов Г.М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. – М.: ИИП, 2009. – 490 с.

© Белынцева Елизавета Александровна

© Романова Марина Владимировна

Белынцева Е.А., Романова М.В. Исследование гендерных различий социализации и киберсоциализации молодежи / Е.А. Белынцева, М.В. Романова // Электронный научно-публицистический журнал "Homo Cyberus". - 2018. - №1(4). [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://journal.homocyberus.ru/gender_differences_in_the_cyber_socializat..., свободный. - Загл. с экрана.


[1] Показатели: A – адаптация, S – самопринятие, L – принятие других, E – эмоциональный комфорт, I – интернальность, D – стремление к доминированию.