Об агентах и средствах киберсоциализации «Homo Cyberus»’а

Плешаков В.А., Воинова О.И.

Аннотация. В статье говорится об основных моделях «Homo»-концепций. Раскрывается суть базовой модели «Homo Cyberus»’а (человека киберсоциализирующегося). Обозначаются агенты киберсоциализации первого и второго порядка. Перечисляются основные средства киберсоциализации.

Ключевые слова: киберсоциализация, модель киберсоциализации человека, Homo Cyberus, агенты киберсоциализации, средства киберсоциализации, киберонтологический подход, Интернет, Сеть.


About agents and means of cybersocialization of «Homo Cyberus»

Abstract. The article is talks about the main models Homo-concepts. The basic model «Homo Cyberus» reveals and (the person who is cybersocialized). Agents of cybersocialization of the first and second order are designated. Fixed funds of cybersocialization are transferred.

Key words: cybersocialization, model of cybersocialization of the person, Homo Cyberus, agents of cybersocialization, means of cybersocialization, cyberontologic approach, Internet, Network.


Опасность не в том, что компьютер однажды начнет мыслить, как человек,
а в том, что человек однажды начнет мыслить, как компьютер.

С. Дж. Харрис

 

В настоящее время существует множество моделей человека как прошлого и настоящего, так и будущего, описывающих состояния человека в различных общественно-экономических формациях, социально-психологических, культурно-мировоззренческих и идеологических условиях.

В результате веб-мониторинга, осуществлённого нами ещё в 2011-2012 гг., было выявлено свыше ста двадцати «Homo»-концепций (!), разрабатываемых во многих областях знаний о человеке и имеющих различные ценностно-смысловые оттенки и приоритеты [1; 2].

Нам удалось выяснить, что в теориях трансгуманизма, футурологии, компьютеризации и информатизации общества, философии техники и других областей знания рассматриваются такие основные модели, как:

  • «Homo Novus» – человек новый;
  • «Homo Superior» – сверхчеловек;
  • «Homo Mechanicus» – человек-механизм;
  • «Homo Cyberneticus» – человек-машина;
  • «Homo Technicus» – человек технический, искусственный;
  • «Homo Sapientismus» – человек техногенный;
  • «Homo Technologicus» – человек технологический;
  • «Homo Virtualis» – человек, ориентированный на виртуальность;
  • «Homo Informaticus» – человек информационный и многие другие.

Развитие техники столь сильно изменило человеческую жизнь, что такие трансформации Homo Sapiens’а – человека разумного – давно перестали быть объектами лишь научной фантастики. Человечество XXI века активно идёт по пути совершенствования человека техническими средствами, улучшая его телесную природу, психофизические возможности и способности, постепенно начиная уподоблять его машине, киборгу, биомеханизму, что вызывает опасения.

Наиболее ярко подобная «перспектива» освещена с позиций трансгуманизма [6]. Пользуясь терминологией трансгуманизма, человек настоящего – есть уже трансчеловек, т.е. «переходная форма между биологическим человеком и постчеловеком. Трансчеловек использует технологии для расширения своих возможностей, перестройки самого себя и ускорения своего развития» [7].

В этой связи возникает масса научных дискуссий о сохранении человеческой самобытности и культуры. Главным итогом подобных споров становится тезис о том, что если мощный технический прогресс уже стал данностью и вошёл в сознание и быт человеческого существования, то дальнейшая эволюция человека должна сопровождаться процессами духовного прогресса.

Таким образом, в противовес трансгуманистической перспективе создания постчеловека – «сущности, развившейся из человека (или нескольких людей), которая столь сильно изменилась, что с современных позиций мы не назвали бы её человеком» [7] – центральным философским вопросом становится сохранение и совершенствование духовной природы человека, его целостности и гуманности. Ответственность за эту миссию ложится, в первую очередь, на представителей гуманитарной области знания. Вследствие чего частными насущными задачами сегодня становятся задачи адаптации человека к техногенному миру и социуму, повышение уровня информационной культуры общества, рационализация и гуманизация взаимодействия в триаде «природа-человек-техника», в основе чего – с позиций социальной педагогики и психологии – лежат процессы безопасной, успешной и мобильной киберсоциализации человека.

В гуманистической концепции А.М. Островского «субъект человеко-компьютерного взаимодействия рассматривается как целостная антропологическая модель без отрыва от социальной среды, конкретной познавательной парадигмы, культуры экологического мышления, содержания деятельности, её установок и системы личностной мотивации. Нарушение этой целостности непременно ведет к рассогласованию интеракции человеко-компьютерного взаимодействия, когнитивному диссонансу субъекта и всеобщей дегуманизации» [4, С. 402-403].

Киберсоциализация как популярный в начале XXI века феномен онтологии современного общества актуализирует включённость человека в процессы глобальной технизации, компьютеризации, мобилизации, интернетизации, и позиционирует киберсоциализирующегося человека как «Homo Cyberus»’а, базовая модель которого предполагает единство 4-х ипостасей современной личности [5, С. 25]:

  1. объект киберсоциализации (в аспекте влияния киберпространства на жизнедеятельность человека);
  2. субъект киберсоциализации (в аспекте удовлетворения/квазиудовлетворения человеком своих многочисленных потребностей в киберпространстве);
  3. жертва киберсоциализации (в аспекте возникновения негативных последствий в контексте социализации человека посредством киберпространства);
  4. жертва неблагоприятных условий киберсоциализации (в аспекте влияния опасностей киберпространства и их источников на человека).

Приоритетным направлением исследований в этой связи становится нивелирование пагубного влияния факторов киберсоциализации на личность и преодоление негативных последствий киберсоциализации человека путем углубления субъект-объектных, субъект-субъектных отношений в киберпространстве при максимальном использовании его воспитательных и образовательных возможностей.

Обозначенное направление, в первую очередь, является предметом исследования психолого-социальных наук, онтологический базис которых должен представлять собой совокупность аксиом, правил и/или норм психофизического состояния человека и социальных условий, отвечающих современной действительности, в контексте персональной и коллективной жизнедеятельности в киберпространстве и в условиях реальной социализирующей среды.

Киберсоциализация человека совершается в контексте использования возможностей сотовых (мобильных) телефонов, цифровых, компьютерных и интернет-технологий, непосредственно в ходе взаимодействия с агентами киберсоциализации (настоящими, виртуальными и киберагентами).

Исходя из того, что А.В. Мудрик под агентами социализации понимает людей, в непосредственном взаимодействии с которыми протекает жизнь человека [3, С. 51], можно свидетельствовать о наличии:

  • первичных агентов социализации – непосредственное ближайшее окружение индивида: родители, близкие и дальние родственники, друзья семьи, сверстники, учителя, врачи и т.д.;
  • вторичных агентов социализации – это, в первую очередь, воспитательные, государственные и частные, религиозные, добровольные (общественные) и контркультурные организации.

Исходя из этого, можно выделить следующих агентов киберсоциализации:

  1. Агенты киберсоциализации первого порядка – люди, с которыми человек взаимодействует посредством киберпространства, пользуясь его ресурсами.

Настоящими агентами киберсоциализации будут являться знакомые по условиям реальной жизнедеятельности люди, составляющие непосредственное окружение человека, с которыми он взаимодействует и в киберпространстве.

Виртуальными агентами киберсоциализации будут являться знакомые только по киберпространству люди, с которыми человек взаимодействует только в киберпространстве.

  1. Агенты киберсоциализации второго порядка (киберагенты) – большинство факторов киберсоциализации, представляющие собой конкретные ресурсы киберпространства, которыми пользуется человек в процессе киберсоциализации, ставшие по тем или иным причинам значимыми для него.

Так, киберагентами киберсоциализации человека являются, например, предпочитаемые им для интернет-серфинга браузер (или используемые несколько браузеров), электронная почта (или используемые несколько почтовых ящиков), зарегистрированная на том или ином интернет-портале, поисковая система интернет-среды (или несколько), блоги, которые человек ведет и/или читает, форумы интернет-среды, на которых человек принимает участие в обсуждении тех или иных тем, определённые интернет-магазины, где человек предпочитает совершать покупки, избираемые им социальные интернет-сети, используемые им определённые средства мгновенного обмена сообщениями, а также излюбленные файлообменные сети, компьютерные (и/или консольные) игры, в которые он предпочитает играть, и непосредственно, сам игровой персонаж и т.д. Особую позицию, будучи киберагентами, занимают сайты: новостные, издательств, журналов и газет, сайты-бренды, сайты персоналий, спортивные, эротического и порнографического содержания, знакомств и т.д. и т.п.

Для каждого конкретного человека киберагенты могут быть значимыми и приоритетными или неприоритетными.

Киберсоциализация в настоящее время стала неотъемлемой частью социализации. Человек, осваивая просторы интернет-среды, используя сотовые (мобильные) технологии, включается в процесс киберсоциализации, в контексте которого также получают своё развитие навыки общения, усвоения индивидом образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать как в киберпространстве, так и в условиях реальной жизнедеятельности. Для того чтобы в полной мере исследовать это влияние, необходимо знать структуру данного феномена, в частности, знать его агентов, при взаимодействии с которыми происходит киберсоциализация.

Исходя из предложенных А.В. Мудриком стадий социализации [3, С. 47], согласно нашим исследованиям 2010-2019 гг. доказано, что для юношеского возраста, когда человек вступает в устойчивую или концептуальную (целостную) стадию социализации, существует определённый набор киберагентов (электронная почта, социальные интернет-сети, новостные сайты, средства мгновенного обмена сообщениями, поисковые системы, интернет-энциклопедии), который обусловлен их психолого-педагогическими особенностями развития личности и подготовкой к будущей профессиональной деятельности. Отдельные исследования требуются для выявления значимых и приоритетных агентов киберсоциализации для детей (на стадии первичной социализации) и подростков (на стадии маргинальной социализации).

В рамках развиваемой теории киберсоциализации также осуществляются (и необходимо их вдумчивое продолжение) исследования средств киберсоциализации:

  • компьютера и сотового (мобильного) телефона;
  • способов выхода в киберпространство, конкретно – сеть Интернет;
  • языка и речи агентов киберсоциализации;
  • стилей и содержания киберкоммуникации и отличий коммуникации посредством сотовой (мобильной) связи и в интернет-среде;
  • приобщения человека к тем или иным ресурсам киберпространства и использования их для организации персональной жизнедеятельности и т.п.

Проводятся исследования и требуется дальнейшее детальное изучение механизмов киберсоциализации и их особенностей. При этом мы исходим из того, что механизмы киберсоциализации человека, обоснованные А.В. Мудриком, будут являть собой, в первую очередь, трансформированные механизмы социализации вообще:

  • психологические механизмы (импринтинг, экзистенциальный нажим, подражание, идентификация, рефлексия);
  • социально-педагогические механизмы (традиционный, институциональный, стилизованный, межличностный), в русле которых действуют психологические механизмы [3, С. 54-59].

В своей совокупности факторы, агенты и средства киберсоциализации представляют собой непосредственную социализирующую среду киберпространства, в рамках которой и осуществляется процесс киберсоциализации человека.

Список литературы

  1. Воинова О.И., Плешаков В.А. Киберонтологический подход в образовании. Монография. / Под ред. В.А. Плешакова. – Норильск: Норильский индустриальный институт, 2012. – 244 с.
  2. Воинова О.И., Плешаков В.А. Homo Cyberus: человек киберсоциализирующийся // Совершенствование педагогического процесса в современных ДОУ, школах, ССУЗах, ВУЗах: материалы II Международной научно-практической заочной конференции (Новосибирск, 14 октября 2012 г.). – Новосибирск: «СИБПРИНТ», 2012. – 108 с. – С. 83-86.
  3. Мудрик А.В. Социализация человека: учеб. пособие для студ. высш. учеб. заведений. – 3-е изд., исправл. и доп. – М.: МПСИ, 2011. – 624 с.
  4. Островский А.М. Социально-философские основания гуманизации человеко-компьютерного взаимодействия (Опыт междисциплинарного исследования): монография. – М.: Издатель Островский А.М., 2010. – 583 с.
  5. Плешаков В.А. Теория киберсоциализации человека: монография / Под общ. ред. чл.-корр. РАО, д.п.н., профессора А.В. Мудрика. – М.: МПГУ; «Homo Cyberus», 2011. – 400 с.
  6. Трансгуманизм [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.wikipedia.org/wiki/Трансгуманизм
  7. Трансгуманизм. Словарь. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://ru.science.wikia.com/wiki/Трансгуманизм:Словарь

© Плешаков Владимир Андреевич

© Воинова Ольга Игоревна

Плешаков В.А., Воинова О.И. Об агентах и средствах киберсоциализации «Homo Cyberus»’а / В.А. Плешаков, О.И. Воинова  // Электронный научно-публицистический журнал "Homo Cyberus". - 2019. - №1(6). [Электронный ресурс] - Режим доступа: http://journal.homocyberus.ru/Pleshakov_VA_Voinova_OI_1_2019, свободный - Загл. с экрана.